Экономические известия « Вернуться назад

Российская ГАИ - беспредел путинизма, - Слава Рабинович
Экономические Известия » Последние новости » Новости мира 19 мая, 12:06

Документы дай! И нечего тут на телефон снимать! Не имеешь права снимать представителей правоохранительных органов на телефон.

Знакомьтесь: тот, у кого ряха в объектив не влезает, – это капитан Бруханский, Денис Юрьевич, бэдж ДПС номер 78-2114. Тот, кто в очках, «по-интеллигентней» – старший лейтенант Соколов (не знаю имени-отчества), бэдж ДПС номер 78-2121, информирует news.eizvestia.com.

Печать

Печать

Итак, всё по-порядку.

Позавчера, 17 мая, собираю вещи в своей квартире в центральном районе Санкт-Петербурга, чтобы погрузить их в машину и поехать за рулём в Москву. Выглянул в окно: внизу моя машина стоит, всё нормально. На перекрёстке, как это часто бывает – менты-гаишники. Они обычно там плюют на асфальт, пьют чай-кофе в ближайшем ларьке и не делают абсолютно ничего, чтобы помочь водителям и пешеходам на нерегулируемом перекрёстке. Они просто там любят стоять, за наши с вами деньги. Перекрёсток – примерно в 50 метрах от того места, где запаркована моя машина.

Вещей на этот раз много – кое-что надо перевезти из СПб в Москву, что же делать… Но и машина немаленькая – Dodge RAM 3500 Megacab Dually. Примерно семь метров в длину, огромная кабина, плюс кузов с кунгом. Так что собрать вещи, спустить их вниз, погрузить в машину – битый час. Этим и занимаюсь. Никого не трогаю. Гаишники на перекрёстке, очевидно, продолжают плевать на асфальт – я на них внимания и не обращаю, занят своим, гружу вещи и слушаю радиопередачи в наушниках.

Фффууу… Погрузил. Очень тёплый солнечный день, вытер пот со лба… Надо бы проверить машину, заводится ли, установить айпад в держалку. Сел за руль, завёл двигатель. Всё ОК, установил айпад, заглушил двигатель, сейчас пойду наверх, домой, умоюсь, переоденусь, выпью воды и поеду в путь-дорогу по М-10. Уже 13:30, буду в Москве поздно вечером…

Вдруг ко мне подходит – как потом выяснилось – старший лейтенант Соколов. Стучит ко мне в окно, со стороны водителя. Я опускаю окно.

Соколов:

– Стрш лйтнт С-в (он пробулькал одними только согласными), предъявите, пожалуйста, документы.

Я:

– Простите, а вы кто?

Соколов:

– Стрш лйтнт С-в, документы ваши, пожалуйста.

Я:

– С какой целью? Я никуда не еду, гружу вещи. Целый час тут грузил вещи, и – по-моему – это было на ваших глазах, нет?

Соколов:

– Вы обязаны предъявить документы – на машину, а также ваше водительское удостоверение, по моему требованию.

Я:

– Почему? Я не нахожусь в движении. В чём моё нарушение?

Соколов:

– У нас проводится операция «Анаконда».

Я:

– Я очень рад. Да хоть операция «Удав». Я не нахожусь в движении. Почему я должен вам давать своё водительское удостоверение?

Соколов:

– У меня законное требование.

Я:

– «Законное требование» к человеку, владельцу машины, которая запаркована по всем правилам, и на этом основании вы можете требовать водительское удостоверение? Простите, ещё раз, на каком основании? Только на том, что я спустился из квартиры вниз и открыл дверь машины?

Соколов:

– Я же вам объясняю, у нас проводится операция «Анаконда».

Я:

– И что же это за операция такая, позвольте спросить?

Соколов:

– Спецоперация по розыску угнанных и похищенных автомобилей.

Я:

– Я на ваших глазах, в 50 метрах от вас, целый час загружал вещи. Как вы думаете, я их грузил в угнанный и похищенный автомобиль, в центре Петербурга, среди бела дня, у подъезда дома, в котором живу?

Соколов:

– А откуда я знаю, что вы здесь грузите? Может, вы – террорист, грузите взрывчатку!

Я:

– Это реально остроумно, пять баллов!

Соколов, в рацию:

– Денис, он документы не даёт.

Дальше подходит капитан Бруханский, открывает мою дверь и всем весом (а весит он немало) наваливается на неё, почти выламывая из петель.

Бруханский:

– Документы дайте, а?

Я:

– А вы кто?

Бруханский:

– Документы дай! И нечего тут на телефон снимать! Не имеешь права снимать представителей правоохранительных органов на телефон!

Я:

– Ещё как имею! Представьтесь по форме, как положено.

Бруханский:

– Ты что, самый умный здесь, что ли? Документы давай, свидетельство о регистрации транспортного средства и водительское удостоверение.

Я:

– На каком основании? Я никуда не ехал, машина запаркована со вчерашнего вечера, я не был в движении, грузил вещи, вы подбегаете и начинаете требовать документы. И сегодня же вечером вся эта запись будет выложена в YouTube и передана вашему начальству.

Бруханский (пытается выхватить у меня телефон):

– Хватит снимать! Сейчас быстро в полиции окажешься, за неповиновение сотрудникам полиции! Документы давай! (Продолжает пытаться выхватить у меня телефон).

Я:

– Почему вы выхватываете мой телефон? Это моя собственность!

Бруханский:

– И что теперь? Подумаешь, собственность! Так, Соколов, наручники давай!

Теперь этот Бруханский уже практически реально выламывает мою дверь из петель, пытается выхватить мой телефон, тянет меня за левую руку, чтобы вытащить из машины и надеть на меня наручники.

Тут я соображаю, что если я хочу оказаться в Москве хотя бы к позднему вечеру, как задумано изначально, мне надо как-то закончить эту хр*нь с этими оборотнями, имени и звания которых я практически не знаю – про второго, с жирной харей, я вообще ничего не знаю, удостоверений я их не видел, бэджей с номерами тоже… И вообще, я им дам сейчас свои документы, а назад их получить могу и через час, и через два, и через пять часов, пока они мою машину на угон «пробивают». Это ж известное дело, что они могут попытаться устроить! С другой стороны, если они меня сейчас из машины вытащат, уложат лицом на асфальт и наденут наручники, это ж я в Москву сегодня вообще точно не попаду! И неизвестно, чем это всё закончится!

Из нашего подъезда выбегает консьерж, который наблюдал всю эту сцену на видеомониторе (у нашего подъезда там везде видеокамеры стоят, по всему периметру).

Консьерж:

– Что здесь происходит?!

Бруханский:

– Да вот, неподчинение законным требованиям полицейского, не даёт документы, выпрыгнул из машины, начал убегать!

Консьерж:

– Что???! Это житель нашего дома, вы в своём уме?

Случайный прохожий, а за ним ещё один – реально случайные прохожие, которые проявили гражданскую солидарность, спасибо им:

– Зачем вы врёте?! Я невольно наблюдал всю сцену с самого начала, ещё когда вот этот первый с перекрёстка сюда подошёл и стал требовать документы. Ни он, ни вы – второй, не представились по форме, как положено, и требуете документы у человека, который вещи грузил и никуда не ехал. Вы нагло врёте! И никуда он не убегал!

Бруханский:

– Это он в суде будет объяснять, что он никуда не убегал. А судья поверит мне: что убегал!

Что-то щиплет запястье на левой руке. Смотрю – кровь. Это этот капитан Бруханский, когда меня за руку хватал, чтобы вытащить из машины, мне рассадил вкровь запястье.

Надо как-то заканчивать этот дебилизм.

Я:

– Хорошо, я покажу вам документы, но только из моих рук.

Тут Соколов и Бруханский словно обмякли. Двое прохожих – два свидетеля. Консьерж – третий свидетель. Нарушений с их стороны – куча. Начальник, если увидит такое видео, уволит. Если суд, то есть три свидетеля, да ещё и «идейные»: за правду реально ведь в суд придут. Как-то преступная инициатива упущена у этих ментов…

Бруханский (вытирая пену у губ, устало):

– Ладно, давай, показывай из твоих рук.

В принципе, на этом инцидент как бы исчерпан. Я показал и свидетельство о регистрации транспортного средства, и водительское удостоверение – из моих рук. Но только, чтобы не провести остаток дня в обезьяннике, в наручниках. Чтобы уехать в Москву, в которой на следующий день, с утра, у меня были назначены важные встречи. Чтобы не оказаться в «суде», в путинском беспределе-судилище, где эти два еб*ана будут говорить, что я, отказавшись подчиниться законным требованиям полицейских и ударив их обоих, пытался убежать. Где судья скажет: «У суда нет оснований не доверять показаниям представителей органов правопорядка», имея с моей стороны, со стороны защиты, троих свидетелей и полную видеозапись – на которые можно наплевать в путинском судилище, как это делается всегда и везде, будь то Ходорковский, Навальный, Мохнаткин, Дадин или Кулий. И в этом случае – вообще ни на чём, а так, на пустом месте!

Тем не менее, я пишу этот пост. Специально потом пошёл, сфотографировал эти хари. Их машины с номерными знаками. Возможно, полнометражное видео предоставлю их начальникам.

Это и есть – теория малых дел. Это и есть – «начни с себя». Начни бороться с беспределом! Сам. При помощи случайных прохожих, проявляющих гражданскую солидарность. При помощи «непрогиба». И беспредел путинизма когда-нибудь отступит. А потом рухнет.


Читать полностью


Новости Курсы валют